Вторник нашего счастья. 1 часть

                                                               Описание:

В прошлом мужчина был убийцей, который хладнокровно отнял жизни трех человек. 

В прошлом женщина была несостоявшейся писанисткой,которая трижды пыталась покончить с собой. 

Двое, не имеющие понятия, что делать со своими желаниями, встречаются и перекидываются парой слов в строго определенное время, " вторник, 9 утра". Но вскоре в сердцах обоих появляется искренняя надежда : " Я ХОЧУ ЖИТЬ"

                                                             1 глава. № 3336

9 утра, вторник. Только в это время мы способны жить. 

Это мой неумело написанный дневник...Людей взволнованных проблемами, о которых я пишу, мой дневник не заставит успокоиться. Но для меня это возможность понять себя. Понять, какой я была несколько месяцев назад. В то время меня ужасал солнечный свет...Казалось, что если я скроюсь в темноте, то смогу жить не соприкасаясь с происходящими вокруг событиями. Именно тогда, находясь во власти подобных мыслей, я встретила его впервые... Красивая длинноволосая брюнетка сидела на подоконнике и слезы струились из ее глаз...

Взрослый мужчина лежал на асфальте, раскинув руки в стороны. Его голова была пробита зонтиком, самым обычным зонтиком, острие которого вошло в висок. По асфальту растеклось уже приличное кровавое пятно, мужчина был мертв. 

- хах,хах,хааа,- тяжело дышал парень.

Руки молодого человека были в крови и тряслись от напряжения... В городе наступил рассвет...

Молодая девушка, что недавно плакала на подоконнике, стояла возре панорамного окна и смотрела на рассвет...

"Когда ноябрь подходил к концу, я попыталась умереть..."

Больница. Медсестры.

- Элла Рок из третьего корпуса...пыталась покончить с собой.

- Слушай, она ведь дочь тех богатеев Рок. Кажется, она давно на себя руки наложить пытается.

- Серьезно?

- Не могу понять, зачем ей это? 

- Ну, ходят слухи, что отношения в их семье довольно натянутые.

- Да в любом случае, я не понимаю, о чем эти эгоисты думают...

В палату вошла взрослая элегантная женщина. Девушка, что лежала на кровати повернулась в ее сторону.

- Странно. Я все же проснулась. Но когда вижу твое лицо, мама, мне вновь хочется умереть.

- Как некрасиво. Тебе уже столько лет, а ты все думаешь, что ругаться с собственной матерью - это весело. В любом случае, будет лучше, если ты выпишешься отсюда завтра же. Я уже сообщила водителю, так что, будь добра, поезжай с ним. У меня с самого утра ужасно болит голова. Поэтому прости, но я пойду.

- А ты все цепляешься за жизнь. Свела в могилу отца, а сама продолжаешь существовать...

- Тебе когда-нибудь приходило в голову, что ты ранишь людей? Ты...такое ничтожество...

-Я...я решила умереть...потому что, если останусь жить, то без сомнений, я убью тебя. Где твоя благодарность?

- Лучше бы я тебя вообще не рожала.

Ее мать ушла.

"Со дня своего рождения и до сих пор...интересно, сколько раз, я слышала эти слова? Когда-то моя мама была известной пианисткой. Она зебеременнела мной поздно. Уже после появления моих братьев. Поэтому отказывалась рожать, не желая идти на риск. Только отец надеялся, что все пройдет нормально, и был рад моему рождению. Именно я виновата в том, что матери парализовало руку. И папа тоже. Но он умер, когда я была совсем маленькой."

Элла вышла из палаты и увидела пожилую монахиню.

- Тетушка Моника, сколько лет прошло...

- Мы не виделись с тех пор, как ты уехала учиться во Францию. Должно быть, уже лет 10 минуло.

- Как время летит...Я повзрослела с тех пор. В следующем году мне будет уже 30.

- Но это не так много, чтобы умирать. Люди стареют. мы все когда нибудь умрем, нет нужды торопить смерть.

- Я не хочу ждать... Для меня, каждый прожитый час - агония. Я бы выкинула в мусорку каждый из них. 

- Элла...что все-таки случилось в тот день?

- Давай не будем об этом. Мы ведь так давно не виделись. Лучше расскажи, чем ты занималась все это время. По-прежнему волонтерствуешь и составляешь компанию заключенным?

- Элла, твоя матушка хочет, чтоб ты месяц посещала консультации психолога.

- Это в ее стиле...Если не может справится сама, то сваливает ответственность на других. Я уже привыкла.

- № 3336.

- Что?

- Это заключенный, приковоренный к смертной казни. Я постоянно пишу ему, но он отказывается встретиться. Он... в тюрьме он много раз, пытался покончить с собой. Прямо как ты. Скажи, Элла, мотет ты подашь мне руку помощи?

- Это шутка такая, да? Я свою-то жизнь нормально прожить не могу. А ты хочешь, чтобы я давала советы?

- Ну, если тебе больше нравится месяц лежать в палате для душевно-больных...хотя я конечно, не хочу на тебя давить.

- Что сделал тот мужчина?

- Не важно, что сделано в прошлом. Оно не имеет значения, Элла.

" Тетушка Моника служит монахиней уже несколько десятков лет. Она встречается с заключенными, к которым ни кто не ходит. Пытается сделать для них, хоть что-то, например, пишет им письма. Если честно, мне нет дела до подобной благотворительности. Жить, повторяя лицемерные проповеди. По мне это не больше, чем навязанная обязнность. Но тетя...не по наслышке знает, что такое одиночество."

" Ненавижу утро, по утрам меня тошнит. 9 часов, а я все еще в пробке"

- Тетушка Моника.

- Я же просила приехать не позднее половины 9!

- Ну...там были пробки.

- Я приехала, как только смогла,- девушка зажгла сигарету.

Монахиня отобрала сигареты и выкинула их в урну.

- Эй! Что ты делаешь?

- Послушай меня. Ты говорила, что каждый час твоей жизни - мусор. Но так может сказать, только счастливчик, который точно встретит завтрашний день. Когда я просила помочь мне, я не иммела ввиду легкую замену. Если ты не собираешься серьезно относиться к просьбе, то, пожалуйста, возвращайся в палату для душевно-больных.

- По-погоди, не уходи тетушка Моника. Ты...ты же позволишь мне встретиться с тем человеком да?

- Я даже не знаю сможем ли мы увидеть его сегодня.

- Я...я сожалею, прости меня. Ну же, будет тебе, тетушка Моника.

Неловкое молчание сковало двух женщин в зале приема посетителей. 

- Сестра Моника!,-из-за закрытой двери вышел мужчина,-ох, простите, что заставил ждать.

- Надзиратель Адам...

- Кхм, а она... вы из комитета по католическому образованию?

- Д...да, я ее племянница, Элла.

- Ух, Том будет рад, что к нему зашла такая красавица. 

- Что?,- удивилась монахиня.

- Понимаете, почему-то...он сказал, что хочет встретиться с вами сегодня.

- О! Правда?! Он согласился?! 

- Я провожу вас в комнату свиданий. 

- Хорошо.

- Это...здесь? 

- Да.

- Но это место совершенно не отличается от камеры. 

- Я прошу прощения, но таков закон. 

- Я...я наконец-то смогу увидеть его... но между нами все равно стена. Пожалуйста, позвольте мне хотя бы взять его за руку. Пожалуйста. 

На свой страх и риск мужчина проводил женщин в другую комнату встречь.

- Это не хорошо, Элла. Пожалуйста, никому не рассказывайте, иначе меня могут уволить.

- Ох, вы просто не смогли противостоять эгоизму моей тетушки. 

- Так и есть...

- Знаете, я удивлена, что сдесь так тихо. Я думала, заключенные бесчинствуют за решеткой, как в кино и сериалах...

- У них разные приговоры. Однако, осужденные на смерть время до казни проводят одни. 

- Что?

- Для них предусмотрена ежедневная прогулка по 45 минут и трехразовое питание. Но каждый ждет смерть в отдельной камере. В одиночестве. Ну, если они хотят, могут работать, но... Если честно, в нашей стране не часто осуждают на высшую меру. Период между вынесением приговора и его исполнением не оговорен. некоторым приходится так жить много лет.

- Много лет... то есть, у приговоренных к смерти есть шанс получить амнистию?

- Нет. Насколько я знаю, кому-то пришлось ждать казни почти 8 лет...

- 8 лет?! С ума сойти...Наше правительство так расточительно. Но ведь в этом нет смысла! Чем там комитет по приведению в исполнение решений суда вообще занимается? 

- Очень многие сейчас требуют пересмотра закона о смертной казни. Ни кто не рад этим смертям. На словах конечно, звучит благородно, да только результат не меняется.  

- Эти осужденные должно быть счастливы. Они приговорены к смерти, но продолжают жить.

- Вы правда так думаете?

- А?

- № 3336 входи, прознес охранник открывая дверь.

- Так-так, значит Том-это ты? Мы наконец-то встретились. Дай-ка я на тебя погляжу. Мне о многом хочется с тобой поговорить. Как ты собираешься жить дальше?

- Монашка, вас интересует, брошу ли я попытки суицида? 

- Д...да, и это тоже.

- Я бросил.

- Вы писали, что смерть не искупит мои грехи, так что дождусь когда меня убьют. 

- Т...Том, это слишком.

- Все...все в порядке,надзиратель Адам.

- Давай лучше присядем за стол и поговорим,-предложила монахиня,- Вот, дети из церки нарисовали это для тебя...Взгляни, мне бы хотелось чтобы...

- Сестра, не поймите неправильно. Я пришел сегодня не для разговоров. Пожалуйста, прекратите. Эти письма, визиты, они не нужны. 

- Не говори так... У меня нет детей, я могу быть несколько навязчивой. Но, думаю, В моем возрасте уже можно позволить себе немножко эгоизма. Разреши мне позаботится о тебе. Ох, и правда! Думай обо мне, как о своей матери! Я готова поговорить с тобой на любые темы.

- Хм,- мужчина странно улыбнулся,- В детстве я посещал иногда католические службы, чтобы меня там накормили. С самого начала в моей жизни не было достойных взрослых. Монашки, которые приютили меня, говорили со мной, кормили...они казались мне божествами. Но однажды, пришел какой-то бродяга, он был почти присмерти. Из-за доброты сестры, беднягу захлестнули эмоции и он схватил ее за руку. Она отпрянула и вскрикнула от отвращения. И это выражение на ее лице...Бродяга плакал, когда уходил.

- Боже мой!,- монахиня положила руку ему на плечо,- какое печальное воспоминание. Я прошу прощения за грубость той сестры. Мне так жа...

Парень оттолкнул монахиню от себя и она упала.

- Да, именно такое выражение. Я думаю, вы подумали о чем-то мерзком. 

- Том, что ты делаешь?,- надзиратель оттолкнул Тома,- Охрана! Уведите его!

Двое охранников ворвались в комнату и взяв парня под руки потащили наружу.

- Сестра, я тогда кое-что понял. Самыми предвзятыми оказываются те, кто сладко говорит. Вы даже не можите сказать, что я кого-то убил. От этого ведь сгниют все остатки вашей гордости. Меня тошнит, от таких, как вы.

- Тетушка Моника, ты в порядке?

- Элла, возьми,- с помощью девушки монахиня поднялась,- Пусть хотя бы взглянет на рисунок детей...

- Не думаю, что ему нужна такая помощь...

- Ещу рано делать выводы...прошу...

Элла выбежала вслед за охранниками.

- Подождите! Моя тетя хочет, чтоб он взял это. 

- Похоже, духовенство упорствует в своем презрении к людям...,- ответил Том

- Я считаю, что ты и тоот бродяга - счастливчики. В конце концов, куда лучше, когда люди начинают осознавать реальность с детства. Они могут сами решить, как построить свою жизнь. И даже если в конце, судьба предаст их, надежда останется с ними до конца. Думаю это, благословение. Самое страшное, когда предают в середине жизни. 

Девушка развернулась и ушла, а парень так и остался стоять.

- Эй, пошли! Чего втал?!,- грубо толкнули его охранники...

Уже на улице Элла догнала монахиню.

- Тетушка Моника, тебя подвезти?

- Не стоит, ты лучше в следующий вторник не опаздывай. 

- То есть...то есть мне можно придти снова?

- Конечно.

- Но я думала...я наговорила столько всего...и он ведь не просил приходить. Я бы не сказала, что хорошо понимаю его. Но...но тогда, меня тоже тошнило от церковных нравоучений. 

- Я тебя хорошо понимаю, я чувствовала тоже самое..

- Тогда почему?

- Потому. Потому что бывают слова, которые смогут помочь.

- Только не мне.

- Элла...

- Я и сейчас не могу простить. Я не смогу стать такой как ты, тетушка Моника.

- Элла не уходи, Элла постой! Элла...

Надзиратель Алан стоял возле камеры Тома.

- Том смотри. А они неплохо рисуют. О чем ты только думал? Эта монахиня пытается помочь.

- Проще не привязываться к людям. Но вы и так это знаете, правда, надзиратель Алан?

-Хм, ты что-то сказал?,- не расслышал мужчина.

- Нет. 

                                                              Глава 2. Звуки музыки.

"Моя вторая встреча с ним - знакомство с кошмаром его прошлого. Если честно, я не очень люблю фортепиано. Но я играла потому что это радовало мою тетушку, моих братьев и мою мать. Мама вечно истерила, но успокаивалась, слыша мою игру. И я играла. Ради нее."

Воспоминания душили Тома. Он вспоминал о своей первой работе. Тогда ему было 12 лет. В спальне над ним нависла пожилая, некрасиво накрашенная женщина. Получив от нее деньги, он вышел на улицу, где ждал его младший брат.

- Прости Коул что задержался, пошли перекусим. Эта старушенция неплохо заплатила.

- Эй, братик. Я слышу музыку.

- Что?

- Очень красивая фортепианная музыка. Интересно, кто играет?

- Это девочка Элла Рок, Коул. она вроде талантливая, шестнадцатилетняя пианистка. На принцессу похожа.

- Когда она играет, я забываю о плохом. Мне становится лучше от ее музыки.

- Серьезно? 

- Да, я даже не слышу как ты плачешь...

- Че ты мелешь?! Я не плачу!

- Плачешь...постоянно...постоянно...

- Заткнись!

- Прости братик, без меня, твоя жизнь была бы хоть немножко легче...Эта музыка, ты тоже послушай ее братик, ты почувствуешь себя лучше. Прости братик. Прости. 

- Эй! Том! Том, ты спишь?,- Алан прервал воспоминания парня,- Элла из комитета по образованию, которая приходила недавно? Глянь-ка на диск. А я-то думал, где же я ее видел. Оказывается, она на фортопиано играла. Можешь не верить, но я был ее фанатом. навевает воспоминания, вот я и принес. Но тебе совсем нет дела, да? если ты не против его послушать, я бы устроил что-то вроде музыкальной паузы или может найти что-нибудь посовременнее?

- Я всегда искал место, где прошлое не смогло бы до меня дотянуться...

- Вот как.

- Я хочу послушать. Поставь этот диск, пожалуйста.

- По...подожди пожалйста. Где-то у меня был старый проигрыватель...сейчас принесу.

Охранники.

- Ну что там опять?

- Да надзиратель Алан снова. Надумал музыку включить для кого-то из заключенных.

- Да уж, надеюсь, начальство его за этим делом не застанет.

- Серьезно...он что, не понимает? Тот парень к смерти приговорен.

" В тот день я была на работе в институте. Я уже почти ушла. Пока не случилось это"

- Мисс Элла, эм...вы уже уходите?,- спросил молодой преподаватель литературы.

- Да, у меня лекций меньше, чем у других.

- Тогда, если вы не против, может выпьев вместе? Я знаю отличный бар. У них даже живая музыка есть. Певец аккомпонирует себе на фортопиано. Кстати, вы же раньше тоже играли на фортопиано если не ошибаюсь. Слышал вы были весьма популярны. Я надеялся услышать вашу игру.

- Я больше никогда не буду играть на фортопиано! Моя тетя ждет меня на станции! Мне нужно идти! Прощайте.

- Извините, я наверно что-то не то сказал... Мисс Элла не уходите...прошу...

" Зачем...зачем он тревожит только-только заживающие раны. Опять вспоминать... снова. Как я сидела за фортепиано, открывается дверь, входит он. Кладет свои огромные ладони на мои плечи... Я не могу так больше..."

 Элла вышла из метро и услышала крики.

- В чем дело?

- Да тут какая-то женщина, монахиня вроде, ввязалась в ссору...

- Извините, разрешите пройти,- девушка пробивалась вперед.

- Он убил троих,-кричала женщина,- А вы просите, чтобы я простила этого парня? Этого убийцу?! Да вы шутите? Я бы собственными руками его прикончила! Вы и вам подобные всегда ведете себя так! Ни черта не понимаете, а прикрываетесь всепониманием и прощением! Убирайтесь! Просто уйдите!,- обессиленная женщина присела на скамейку.

- Тетушка Моника...после падения в тюрьме...нога все ещё болит?

- Возможно это растяжение...

- Убийца о котором она говорила, это он? Заключенный кричит на тебя, родственница жертвы сбивает с ног. А ты так спокойно реагируешь...Я тобой восхощаюсь.

- Я не спокойна.

-Да?

- Временами мне кажется, что сердце на части разрывается. Особенно когда вспоминаю, как ты играла на фортопиано. Стив любил как ты играла. Когда моего мальчика не стало, и в те одинокие часы ожидания в тюрьме...твоя игра помогала мне не пасть духом.

- Давай не будем ворошить прошлое. Я была всего лишь популярной пианисткой. Да и то, только в 16 лет. 

- Пусть это было давно, я бы вновь хотела услышать...

Адам нашел старый проигрователь, но он к сожалению не работал.

 - Адам, что-то случилось?

- Да нет, я вставил батарейки, но он так и не заработал.

- О! Опять для того заключенного? Я слышал крики с верхнего этажа.

- Не вижу в этом ни чего страшного.

- Не знаю станешь ли ты меня слушать, простого охранника, но тебе не стоит к нему привязываться. Когда все закончится, тебе же хуже будет.

- Я тоже так думал сначала. Но я работаю сдесь уже 2 года. У меня тысячи раз волосы вставали дыбом, от тех преступлений, что они все тут совершили. Я был уверен, что ни когда не смогу им посочувствовать. Есть приступники которых ненавидишь до самого конца. Но есть и те, кто не смог остановиться. Кто был вынужден так жить. Ты читал дело Тома?

- Нет.

- Его отец был жалким алкоголиком. Мать не смогла так больше жить, бросила детей и сбежала. У Тома был брат, на 3 года младше него. Из-за побоев отца-алкоголика он ослеп на оба глаза... Но вскоре их отец окончательно спился и умер. Тому тогда было 12. Никто из родственников не хотел им помочь. Детям пришлось отправиться в приют. Над братом Тома постоянно издевались и они сбежали. Представляешь, что за жизнь была у 12 летнего подростка, которому пришлось заботиться о слепом брате? Как- то утром его разбудили звуки сирен, брат который должен был спать рядом, куда-то пропал. Как ты думаешь, почему на улице собрались зеваки? Его младший брат, виня себя за то, что Тому приходится заниматься проституцией, ради заботы о нем, бросился под машину. Похоже тогда Тома и переклинило. Перечень его преступлений огромен. А убил он троих: счастливую мамочку с ребенком и состоятельного молодого человека, попавшегося ему на глаза. Зависть и ненависть, затаившиеся где-то глубоко, вырвались наружу самым ужасающим образом. Его поступки непростительны! Я не собираюсь его оправдывать. За них его судили. И за них его накажут. Но...Макс, неужели петля...это единственное, что мы можем сделать для человека, который никогда не улыбался? Разве это не печально?

- Знаешь, в плеере наверно контакты отошли...у меня в школе радиотехника была факультативом... давай посмотрю...

- Спасибо, я очень тебе признателен...

Рядом с камерой Тома стоял стул и на весь коридор играла музыка фортопиано...

                                 Глава 3. Фанат.

" Наша третья встреча - мой побег от несчастливой судьбы. Уже 14 лет у меня есть тайна, которую я ни кому не могу раскрыть. Не знаю, почему в тот день, я рассказала ему все, что накопилось у меня в душе. Может потому, что была пьяна. Может потому, что думала, что он все равно скоро умрет. А может просто поняла, что он такой же, как и я."

Элла находилась в гостях у тетушки Моники.

- Не удивительно, что ты ногу сломала. Тебе почти 70, а все дома не сидится. 

- Врач сказал, что мне нельзя ходить недели две...нехорошо.

- Ладно я домой.

- Уже?

- Кажется мне, что если я задержусь еще, ты опять меня во что-нибудь втянешь. 

- Ох, Элла...

- Из-за тебя вчера я в интернете искала информацию об этом человеке. На железнодорожном вокзале он толкнул мать с ребенком на рельсы. Их задавил поезд. А потом зонтом этой женщины он заколол прохожего. В этом припадке жестокости он убил сразу троих. Там еще было о его ужасном прошлом, но ведь жизнь тяжела не только для него. Если ты смотришь на поступки обездоленных сквозь пальцы, то что скажешь о людях, погибших от его руки? Или о тех, кто желает убийце смерти? Конец этой раскручивающейся спирали могут увидеть лишь те, кто ни когда не попадал в ее водоворот. Они - счастливцы в в неведении. Но думаю, попадаются там и такие как ты. 

- Элла...у него ведь никого нет...

- Забудь. Я не хочу его больше видеть. Поправляйся.

- Элла, хочешь сказать, что я тебе больше не нужна? Бросать людей, когда это удобно...ты ведь ненавидишь таких, а сама туда же.

- Знаешь, мне стоило прыгнуть с крыши, или выпить серную кислоту, вместо снотворного. Да, тетушка, только из-за тебя я отказалась от более дейсвенных способов. От мысли, что есть кто-то, кто будет по-настоящему скучать по мне или плакать сердце разрывается. Хорошо. Я схожу к нему. Но в обмен... помолись и за меня тоже. Помолись, чтобы мне больше не захотелось умирать. 

- Я не могу дать тебе это в обмен.

- А?

- Я всегда молилась за тебя. Послушай Элла, однажды ты сможешь простить все то, что произошло с тобой в тот день. Простить не ради кого-то. Простить ради себя самой. 

" Иногда я не могу не думать, что пожилая тетушка умрет раньше меня. Когда это случится, как я буду жить дальше? Смогу ли я жить без нее?"


Комментарии
Нет комментариев
Чтобы добавить комментарий, вам необходимо зарегистрироваться или войти